Российская сеть изучения и охраны пернатых хищников
Я хочу сообщить о встрече окольцованной птицы!
Пернатые хищники
Соколообразные
Совообразные
Изучение
Ключевые виды
Мониторинг
Фаунистика
Миграции
Кольцевание
Охрана
Платформинг
Нестбоксинг
Птицы и ЛЭП
ООПТ
Информация о сети
Устав и программа
Члены сети
Проекты
Мероприятия сети
Блоги
СМИ о нас
Библиотека
Журнал “RC”
Методики
Книги
Статьи
Отчёты и доклады
Презентации
Новости
События
Конференции
Прочие объявления
Из соцсетей
Для спонсоров
Горящие проекты
МЫ В СОЦСЕТЯХ
RRRCN RRRCN
Fatbirder's Top 1000 Birding Websites
НАШИ БАННЕРЫ
RRRCN RRRCN

Об умных орлах-карликах, злых коршунах, таинственной бормотушке, красавице-дрофе и других

8-апр-2015 03:05 am
Accipiter nisus
С этой записи я хочу открыть череду постов о прошлогодней экспедиции в Тыву.
Экспедиция была организована Российской сетью изучения и охраны пернатых хищников и Сибирским Экологическим Центром. Основной целью этой экспедиции было изучение успеха гнездования хищных птиц на искусственных гнездовых платформах, установленных в разных частях Республики в предыдущие годы. Параллельно меня интересовали Тывинские ареалы таких интересных видов как монгольский жаворонок, восточный зуёк, сухонос, завирушка Козлова. Забегая вперёд, скажу, что большинство этих видов я, в этот раз, так и не встретила. Сильно не хватило времени. Всё-таки рабочая экспедиция – это не бёрдвочерская поездка. Но всё же мне удалось собрать сведения о некоторых интересных видах, и встретить ряд неожиданностей.
К сожалению, в эту поездку мне пришлось отправиться без моего верного друга – фотоаппарата Canon7D. Он сильно заболел в предыдущей поездке по Казахстану, пришлось его срочно госпитализировать. Вместо него со мной был мой старенький Canon30D. Но сказать честно, даже с ним я чувствовала себя как без рук. По-этому представляемый вашему вниманию отчёт о поездке не претендует на звание фотоотчёта.
В основе текста — записи из полевого дневника и некоторые факты из жизни птиц. В ЖЖ я решила не писать обо всём подряд и выложу лишь повествования о некоторых днях экспедиции. И кстати, не по порядку :)
А в большом, полном отчёте желающие смогут найти всё-всё-всё, что я хочу сказать о Тыве и её птицах.Upland Buzzard nestlings
Мохноногие курганнички с хребта Агар-Даг

Итак, 24 июня 2014, предпоследний день поездки.

Формально, сегодняшний день не задался. Мы должны были покинуть место нашей ночёвки и двинуться дальше на юг ещё утром, сразу после проверки гнезда орла-карлика. Но этого не случилось – машина опять сломалась. Саша с Игорем с утра лежали под УАЗиком. С него была снята какая-то здоровенная деталь (рессора вроде бы) и мужчины, матерясь, лезли дальше.
Зато у меня появилась достаточно много времени, чтобы разведать окрестности, помимо утрённей прогулки до завтрака.
Наш лагерь был разбит в тополёвой роще в паре десятков метров от берега реки Тес-Хем. Красивые, могучие тополя поднимались со всех сторон, земля была устлана их опавшими листьями, под кронами царил приятный полумрак. С утра лес звенел птичьими голосами: зяблик, лесной конёк, деряба, горихвостки, кукушка, серая мухоловка. По деревьям носились бурые белки.

Squirrel
Белка (Sciurus vulgaris )

А с дерева, растущего метрах в 20 доносились крики орла-карлика. Там было расположено его гнездо. Мы не собирались ставить наши палатки под гнездом, но так вышло, что вчера в темноте нам пришлось ориентироваться по приборам, и выбирать место под лагерь, исходя из координат позапрошлогоднего гнезда этой пары орлов. Мы разбили лагерь сильно в стороне от него. Но оказалось, что орлы переехали на новое место!
Вот так получилось, что мы провели почти целый день бок о бок с парой орлов-карликов. Наше присутствие, несомненно, беспокоило птиц. С утра самец, который был светлой морфы, улетел на охоту. А самка, тёмной морфы, оставалась рядом с гнездом почти весь день. Тревожно кружила над лагерем, присаживалась на соседние деревья, но на гнездо не садилась. Или, по крайней мере, делала это только тогда, когда мы этого не видели. Впрочем, день был тёплый, а гнездо находилось в тени тополей, так что ни перегрев, ни переохлаждение птенцам не грозили, и самке совсем не обязательно было быть на гнезде. Нас куда больше беспокоило питание птенцов. Несколько раз мы видели подлетавшего самца с добычей. Он кружил над гнездом, но ни разу не присел в него. И самке добычу он тоже не передавал, так как она летала всегда пустая. Неужели из-за нас птенцы останутся голодными? И вот самец снова появляется в просвете между кронами, и снова что-то тащит. Мы внимательно следим за ним, уже зная, что сейчас он покружит над гнездом, но не решится в него сесть. И тут-то мы заметили, что закладывая очередной круг, самец просто выронил добычу прямо в гнездо! Вот так решение! Значит, всё же кормит. Но так, чтобы «не выдать» нам местоположение гнезда. И самка тоже часто к гнезду не подлетает, не демаскирует его перед нами, а лишь тогда, когда мы на неё не смотрим. Красавцы! Позже, когда машина была наконец починена и мы готовы были тронуться в путь, Игорь поднялся на гнездо и закольцевал двух птенчиков. У птенцов, как мы и ожидали, был набитый зоб. Ай да орлы!

Booted Eaglets
Гнездо орла-карлика (Hieraaetus pennatus) с птенцами (Фото И.Карякина)

Если с рабочей точки зрения эта пойма была интересна орлами-карликами, то для меня самым желанным объектом на реке стал бы гусь сухонос, который периодически встречается здесь залётами с озера Убсу-Нур. Само озеро, кроме самой малой северной части, расположено уже на территории Монголии. В поисках гусей я бродила с самого раннего утра вдоль берега по песчаным отмелям, пробираясь к ним сквозь ивовые заросли. В зарослях, как я и ожидала, водились урагусы и князьки, помимо уже виденных в поездке обитателей ивняка – варакушек, чечевиц, пеночек-теньковок. По песчаным отмелям бегали малые зуйки и маскированные трясогузки. Над рекой пролетали бакланы и большие крохали. Но гусей видно не было. В нескольких местах на берегу я встречала гусиный помёт, а в одном месте на сыром песке даже остались отпечатки перепончатых лап. Отпечатки были не бакланьи (у них сильно выражено косолапие), а какашки не крохалиные. И то и другое явно принадлежало гусям, но не факт, что тем, которых я искала – на реке не редки горные гуси. В любом случае, гусей в тот день я так и не нашла.
Теперь расскажу о тех, кто был в тополёвнике. Сам тополёвый лес – это потрясающе красивое место. Изрезанный узкими тропками, идущими параллельно реке (в основном коровки и прочие скотинки натоптали), то густой и тёмный, то вдруг распахивающийся солнечной поляной, он кишит жизнью. Горихвостки насиживают яйца в низко расположенных гнёздах вдоль тропинок и взлетают прямо перед носом, так что даже искать не надо. На полянках в тополях гнездятся и кормятся князьки, малый пёстрый дятел, тусклая пеночка, славка-мельничек, большие синицы, седоголовые щеглы. По веткам скачут вездесущие бурые белки.
Очень здорово гулять по этому светлому лесу, слушать птиц, искать интересных встреч.
Но он растёт не по всему берегу. К востоку от лагеря, лес быстро сменяется степью, а берег реки становится обрывистым. В этом обрыве обосновалась огромная колония бледных береговушек.
На противоположном берегу реки прогуливалась пара красавок. Журавли прилетели на водопой, а где-то в степи их ждёт пара птенчиков. Так что они не надолго.
Не успели журавли скрыться из поля зрения, как из-за деревьев на левом берегу показался молодой степной орёл. Он летел очень низко и выглядел утомлённым. Над рекой он сильно потерял высоту и в какой-то момент вообще скрылся под берегом. Я потеряла его из вида и даже опасалась, что орёл плюхнулся в воду. Но он превозмог и, набрав немного высоту, вылетел на поляну и шлёпнулся в траву у самого обрыва. И тут я поняла, что за беда с ним приключилась – с противоположного берега вслед за орлом показалась огромнейшая стая коршунов. Они преследовали его! Увидев погоню, орёл в панике попытался улететь. Но не смог. Отчаянно он скакал на когтистых лапах по степи, пока коршуны не нагнали его.

Steppe Eagle
Степной орёл (Aquila nipalensis) уже не в силах больше лететь…

… и потому переходит на резвый галоп с правой ноги. Тыгдык-тыгдык!
Galloping Steppe Eagle

Бедному орлу оставалось только вжаться в землю и терпеть нападки.

Black Kite attacking 2st year Steppe Eagle
Черноухий коршун (Milvus migrans linneatus) атакует лежащего на земле степного орла (Aquila nipalensis)

Я поспешила к нему на помощь. И моё приближение смутило нападающих. Теперь коршуны больше не пикировали на орла. А он, воспользовавшись передышкой, собрался с силами и снова взлетел. Низёхонько и с трудом, но он улетел в степь. А назойливая свора преследователей, к моей радости, осталась у реки и потихоньку растворилась в небе.
На счет этой встречи я могу сказать одно: вот уже никогда не думала, что увижу галопирующего по земле степняка J
Откуда же взялась эта стая коршунов? Ответ нашёлся быстро. Чуть дальше по течению виднелась крыша загона для скота и все, абсолютно все, стоящие около неё сухие деревья, как листвой, были покрыты коршунами.
А вот что такого сделал этот юный орёл, что вызвало такой гнев у коршунов, навсегда останется секретом.

Tes-Khem River
Река Тес-Хем. Вид со степного берега на тополёвый лес в пойме.

На обратном пути в лагерь, у самой кромки ивово-тополёвых зарослей моё внимание привлекла неожиданная песня. Пела южная бормотушка! Вот так встреча! Песню этой птицы я знаю из своих путешествий по Казахстану. Ни в одном определителе я не смогла найти информацию о распространении ареала этого вида в южной Тыве. У В.К.Рябицева вид вообще не упоминается; в «птицах Палеарктики» приводится общая карта ареала для южной и северной бормотушек; в «Птицах Китая» карта ареала южной бормотушки не приводится, есть лишь упоминание, что она гнездится на территории России (видимо, имеются ввиду приграничные территории с Китаем). Вообще, её часто считают подвидом северной бормотушки. И только в «Птицах центральной Азии» есть описание её ареала, который тянется по Казахстану вдоль 47° с.ш., а значит, вряд ли заходит в Тыву на 50° с.ш. Или всё-же заходит? Вот вопрос для исследования. Выманить птицу на голос у меня не получилось.
Что касается биотопа, в котором я её встретила, то тут сходятся, с одной стороны, плоская полупустыня, с другой – пойма реки. В Казахстане типовым биотопом этой птицы являются заросли саксаула и тамариска в пустынях и полупустынях, но мне доводилось встречать её и в ивовых зарослях по берегам небольших ручьёв в мае. К тому же, в работе, посвященной авиафауне Убсунурской котловины, отмечается, что в поймах и долинах рек зачастую встречаются виды, не свойственные интразональным местообитаниям, но залетающие сюда из соседних степных или останцовых участков (автореферат диссертации Озёрской Т. «Структура населения и экология птиц биоценозов Убсу-Нурской котловины», 2008, Москва). Аналогично, и в Астраханской области этот вид встречается по берегам Волги на границе с полупустынными и пустынными областями, а также в восточной части дельты (Архипов В.Ю., 2013, РОЖ №22, 1263-64). Так что не исключено, что пойма Тес-Хема является подходящим для этого вида местообитанием.
Помимо южной бормотушки, на границе степи и ивово-тополёвого леса мне встретились каменки-плешанки, удоды и пустельги.

К четырём часам дня наш УАЗик был починен. Ура-ура! И мы снова тронулись в путь. И снова нас ждала удивительная встреча! Так вышло, что мы пересекали степь близ села Ак-Эрик именно в это время, когда там же прогуливалась дрофа. Здесь слово «дрофа» надо бы выделить заглавными буквами, ибо встреча с ней – большая удача. Дрофа был самец, причём номинативного подвида O.t.tarda с рыжей шеей, который обычно описывается как западный подвид, распространённый в степях Европы и Азии до западного Алтая. Так что встретить его тут было достаточно неожиданно, не говоря уж о том, что встретить дрофу в Тыве вне кластера заповедника и так близко от села – это просто чудо. Ведь на протяжении всего ареала популяция дрофы быстро сокращается. Впрочем, именно восточному подвиду грозила наиболее серьёзная опасность быть полностью уничтоженным. Так что не удивительно, что теперь мы встречаем западный подвид в тех местах, где раньше существовал восточный. Но раз дрофа есть, то есть и надежда, что популяция на южном берегу Тес-Хема однажды восстановится.

Male Bustard
Дрофа (Otis tarda). Фото этой дрофы я уже показывала в ЖЖ. Теперь я выбрала фото, на котором лучше видно белую бороду этой красивой птицы.

К шести вечера мы достигли северо-восточного края хребта Агар-Даг. Здесь, с гнезда мохноногого курганника, открывался прекрасный вид на конечную цель нашей сегодняшней поездки – скальный останец Ямалог, возвышающийся посреди котловины в окружении останцев поменьше — Онджилан и Харгалчи.

Yamalog Mount
Останец Ямалог

На небольших безымянных скальных выходах, усеивающих котловину, в изобилии гнездились пернатые хищники. Особенно нас порадовала находка гнезда степного орла с двумя пуховыми птенцами. Ибо это была первая пара степных орлов с 2002 года, освоившая эту местность, с её скалами, для гнездования. До 2002 орлы тут гнездились, но после вся гнездовая группировка была уничтожена родентицидами с полей Монголии. Пернатые хищники вообще очень чувствительны к химикатам, и даже небольшой дозы, содержащейся в отравленной мышке, достаточно, чтобы убить орла. К счастью, сейчас подобного рода родентициды запрещены к использованию.

Steppe Eagle nestlings
Пуховые птенцы степного орла (Aquila nipalensis) в гнезде на скале.

Под самый вечер мы навестили семью балобанов, поселившихся на одной из тех замечательных платформ, которые вместо решётки из арматуры были увенчаны эмалированной раковиной. Вот вам полная раковина балобанов!

Full sink of Sakers
Балобаны (Falco cherrug) в гнезде, расположенном на искусственной гнездовой платформе, сделанной из старой эмалированной раковины.

Уже после заката, мы доехали до озера Шара-Нур. Была идея разбить тут на берегу лагерь, чтобы завтра с утра сходить осмотреть озеро, но прожорливые тучи комаров заставили нас отказаться от этого решения, и уехать ночевать на ближайший безымянный останец. И всё же я успела разглядеть в сумерках лебедей-кликунов, огарей, пеганок, чибисов, шилоклювок и ходулочников, суетящихся над озером в поисках наилучшего места для сна. А также неторопливо прогуливающихся в высоких зарослях тростника прекрасных серых журавлей.
Завтра с утра я вернусь. Ведь именно тут неподалеку — ареал обитания восточного зуйка.

—————-
Продолжение следует…

3 618 просмотров


Добавить комментарий

Также Вы можете войти используя: Войти через loginza

You must be logged in to post a comment.




Наверх
Пернатые хищники и их охрана
Форум сети
Фотоальбом
Видеотека
  • Login

  • Войти через loginza

    30.11.2016

    Международная конференция по сохранению птиц в Венгрии

    Международная конференция по охране птиц в Венгрии

    Международная конференция по сохранению птиц, организованная Венгерской национальной сетевой компанией MAVIR , в сотрудничестве с Обществом охраны птиц Венгрии (MME/Birdlife) и Институтом Германа Отто, прошла в Венгрии 7-8 ноября 2016.

    29.11.2016

    Прослеживание балобанов, помеченных передатчиками, подтверждает, что браконьерство наносит основной урон популяциям соколов

    DSC_7919-

    Из 10 балобанов (6 самок и 4 самцов), помеченных передатчиками в Алтае-Саянском регионе в 2016 г. после сезона браконьерского лова соколов продолжило миграцию лишь 4 сокола (3 самца и 1 самка).

    Все новости

    Flora Hoser on the conference. Photo by Márton Horváth

    Презентации докладов Международной конференции по сохранению птиц в Венгрии

    Презентации докладов Международной конференции по сохранению птиц в Венгрии, проходившей 7-8 ноября 2016 г.

    Эльвира Николенко на конференции «Сохранение биоразнообразия в Южной Сибири»

    Презентации докладов конференции «Сохранение биоразнообразия в Южной Сибири»

    Презентации докладов конференции «Сохранение биоразнообразия в Южной Сибири», проходившей в г. Новосибирск (Россия) 4–6 ноября 2016 г.

    Все публикации