Российская сеть изучения и охраны пернатых хищников
Я хочу сообщить о встрече окольцованной птицы!
Пернатые хищники
Соколообразные
Совообразные
Изучение
Ключевые виды
Мониторинг
Фаунистика
Миграции
Кольцевание
Охрана
Платформинг
Нестбоксинг
Птицы и ЛЭП
ООПТ
Информация о сети
Устав и программа
Члены сети
Проекты
Мероприятия сети
Блоги
СМИ о нас
Библиотека
Журнал “RC”
Методики
Книги
Статьи
Отчёты и доклады
Презентации
Новости
События
Конференции
Прочие объявления
Из соцсетей
Для спонсоров
Горящие проекты
МЫ В СОЦСЕТЯХ
RRRCN RRRCN
Fatbirder's Top 1000 Birding Websites
НАШИ БАННЕРЫ
RRRCN RRRCN

1.07.2015

Интервью с Эльвирой Николенко о грантовом проекте «Орлы России: электросетевая среда и безопасность птиц» и экспедиции в Крым

Информация с сайта Русского географического общества

Орлы России

Большой подорлик
 

Орёл – один из главных символов нашей страны, его изображение присутствует даже на гербе Российской Федерации. Но, к сожалению, это и одни из самых редких видов хищных птиц, занесённых в Красную книгу. Гордые хищники оказались на грани исчезновения из-за деятельности человека. Причём гибнут они не только из-за браконьерства и экологии, но и из-за незащищённых безопасными изоляторами линий электропередач.

 
 
Весной 2015 года при грантовой поддержке Русского географического общества был начат проект «Орлы России: электросетевая среда и безопасность птиц». Руководитель проекта, исследователь-орнитолог Эльвира Николенко рассказала о том, как можно остановить гибель редких и красивейших хищников России.

 

Эльвира Николенко. Фото: Диана Серебренникова

 

Эльвира Габдулмунировна Николенко – орнитолог-исследователь, директор и координатор природоохранных программ Сибирского экологического центра. Инициатор создания Российской сети изучения и охраны пернатых хищников. Автор 72 публикаций по теме исследований и охраны редких видов, пять из них – по теме «Птицы и линии электропередач».

Эльвира, какие виды орлов живут в России и какой из них – самый редкий?

У нас в России несколько видов орлов, все они редкие и попадают в группу риска. Беркут – самый крупный хищник. Ведёт осёдлый образ жизни, распространён по всей стране, и ему практически ничего массово не угрожает.

Орёл-могильник живёт в лесостепной зоне – это редкая малочисленная птица.

Наиболее уязвимый вид – это степной орёл, который обитает исключительно в степной зоне (незначительное количество – в лесостепной). По данным многолетних учётов, его численность за последние годы сильно упала, то есть в настоящее время это самый проблемный вид орлов.

Кроме того, на территории России есть ещё подорлики: большой и малый, они живут в лесной зоне.

Степной орёл, могильник и малый и большой подорлики – это перелётные, мигрирующие виды. Гибель на линиях электропередач (ЛЭП) им угрожает не только на местах гнездования, но и на зимовках, и в процессе перелёта. Поэтому отслеживать влияние линий электропередач на их популяции – одна из самых актуальных задач. Но, разумеется, решая проблемы гибели орлов на ЛЭП, мы одновременно защищаем и другие виды птиц.

Домовой сыч на птицеопасной ЛЭП. Фото: Эльвира Николенко

В естественных условиях орлы живут в среднем 6–7 лет. Но если содержать птицу, например, в зоопарке, она способна дожить до 50 лет. Ранняя гибель орлов связана со многими угрозами, как естественными, так и созданными человеком.

Чем линии электропередач опасны для птиц?

Линии электропередач средней мощности – 6–10 кВ – устанавливают на железобетонных опорах со штыревыми изоляторами. Другими словами, это железобетонный столб с железным трезубцем (траверсой) наверху, где крепится три изолятора. Эта конструкция широко распространена в нашей стране с 1960-х годов, и визуально всем хорошо знакома.

Пустельги на траверсе птицеопасной ЛЭП. Фото: Игорь Карякин

Траверса заземлена, провода оголены, и по ним идёт электрический ток. Птицы, особенно хищные, присаживаются на столбы во время охоты и отдыха. Они садятся либо на изолятор, либо на траверсу, либо на провод рядом с изолятором. И регулярно происходит замыкание, птицу бьёт током – иногда она выживает, но чаще погибает. Нередко после таких замыканий подача электричества вообще прекращается. Эта проблема энергетикам хорошо известна.

Орлы моногамны, они объединяются в стабильные пары на несколько лет или на всю жизнь. После смерти партнёра птица вынуждена искать нового. Поскольку все взрослые особи, как правило, уже заняты, приходится выбирать спутника жизни среди молодых и свободных.

Есть какой-то безопасный способ электропередачи?

Конечно, есть! Существуют безопасные изоляторы на деревянных столбах – там нет траверсы и заземляющего провода, поэтому птицы на них не гибнут.

Кроме того, сейчас вводятся в эксплуатацию подвесные изоляторы, когда провод идёт значительно ниже траверсы.

Требования для населённых пунктов таковы, что линии должны быть оснащены самонесущим изолированным проводом (СИП). Это обеспечивает абсолютную безопасность и для людей, и для птиц. Но хотя СИП появился уже довольно давно, переход на него происходит очень постепенно: из-за экономии продолжают использовать железобетонные опоры и неизолированный провод.

В некоторых регионах благодаря работе природоохранной общественности идёт процесс по оснащению таких линий эффективными птицезащитными устройствами, которые разработаны специально для штыревых изоляторов на железобетонных столбах. Это пластиковый кожух, который надевается сверху на изолятор и покрывает как минимум полтора метра провода с обеих сторон от опоры ЛЭП. Это то, чем энергетики могут оснастить действующую линию, не прерывая её работы, и таким образом сделать её полностью безопасной для птиц.

Канюк на опоре птицеопасной ЛЭП. Фото: Эльвира Николенко

Сибирский экологический центр работает над проблемой гибели птиц на ЛЭП уже семь лет, есть и другие организации в России, которые занимаются этой темой. Вопрос хорошо изучен, регулярно освещается на научных орнитологических конференциях, ставится перед энергетиками.

Надо подчеркнуть, что нашим законодательством вообще запрещена эксплуатация линий, которые представляют опасность для редких видов животных. Но об этом многие просто «забывают».

Обычно орлы строят гнёзда на скалах, деревьях, и лишь степной орёл может гнездится на ровной земле в степи. Но в последнее время орлы стали осваивать для гнездования опоры высоковольтных ЛЭП.

В чём суть грантового проекта «Орлы России: электросетевая среда и безопасность птиц»?

Мы хотим привлечь людей и организации, которые занимаются полевыми исследованиями, к наполнению онлайн-базы данных (веб-ГИС) по антропогенным нарушениям в плане птицеопасных линий электропередач. Любой пользователь может зайти в эту систему и указать географическую точку, где он видел ЛЭП, представляющую опасность для птиц, загрузить фотографии. В результате появится карта с обозначенными местами птицеопасных линий электропередач.

В ней будут обобщены данные многолетних исследований по теме гибели хищных птиц на ЛЭП по всей России, выявлены и выделены зоны особой опасности для орлов, причём не только на местах гнездований, но и на местах их пролёта.

Итогом нашего проекта станет издание цветного атласа «Орлы России и Казахстана. Электросетевая среда и безопасность птиц», в котором мы обобщим всю собранную нами и нашими коллегами информацию. В атласе будут приведены карты ареалов обитания орлов, показаны пути миграции, а также обозначены плотности линий электропередач. Таким образом, мы наглядно покажем масштабы и уязвимость орлов перед ЛЭП в разных регионах. Это будет гораздо эффективнее докладов и резолюций, которые выносятся на всех орнитологических мероприятиях.

Солнечный орёл (орёл-могильник). Фото: Игорь Карякин

После издания атласа мы хотим собрать рабочее совещание с приглашением всех заинтересованных сторон: представителей Министерства природных ресурсов и экологии России, энергетиков. Возможно, изучив атлас, они прислушаются к учёным.

Женская особь значительно крупнее самца. Это объясняется необходимостью вынашивать и согревать потомство, для чего самка должна хорошо питаться. Обычно потомство орлов составляет от одного до трёх птенцов. В период взросления и роста пера птенцы съедают в день в два раза больше, чем взрослые.

В рамках проекта у вас запланирована экспедиция. Где проводились исследования?

Исследования проходили в Крыму с 10 по 25 мая 2015 года. Много лет подряд мы не получали никаких сведений из этого региона о крупных хищных птицах. Учёным были доступны только старые литературные данные.

Сколько всего человек участвовало в экспедиции?

В группу вошли пять сотрудников Сибэкоцентра и семь волонтёров, которые хотели увидеть, как работают орнитологи. Нашу экспедицию возглавил лидер Российской сети изучения и охраны пернатых хищников, научный руководитель программы Сибирского экологического центра «Изучение и охраны редких видов хищных птиц» Игорь Карякин.

Елена Шнайдер и группа волонтёров. Фото: Эльвира Николенко

Маршрут проходил по степной части Крыма: от Керчи через Феодосию к полуострову Тарханкут, по северной части полуострова Крым, потом – по южной части через Симферополь – обратно к Керченскому проливу.

Нам нужно было отследить распределение орлов по Крыму, потому что эти данные давно не обновлялись, определить плотность линий электропередач и оценить, насколько они опасны для популяций редких видов хищных птиц, в первую очередь орлов.

Сколько орлов вы встретили в Крыму?

Орлов на полуострове Крым на сегодняшний день практически нет. Орнитологи учитывают хищных птиц по живым гнёздам. Гнёзд орлов мы не нашли, хотя прицельно их искали. Видели только птиц в полёте – трёх орлов-могильников и малого подорлика.

Малый подорлик и пустельга в полете. Фото: Игорь Карякин

Фактически мы подтвердили старые литературные данные о том, что орлы в Крыму не живут. Одной из причин, возможно, является то, что на полуострове очень сильно развита инфраструктура линий электропередач. Ни в одном регионе России мы не встречали такой густой сети.

И все крымские ЛЭП опасны?

Да, все они опасны для птиц, поскольку представляют из себя железобетонные опоры. Ведь Крым – это степная зона, там мало леса, и безопасных деревянных столбов на полуострове никогда не устанавливали.

Осмотр птицеопасной ЛЭП. Фото: Эльвира Николенко

Расскажите, как работают орнитологи?

Перед экспедицией мы проводим большую работу – анализируем литературу, карту, географию ландшафта, изучаем спутниковые снимки. По космоснимкам можно определить, насколько развиты территории, агроландшафт и выявить наиболее актуальные места для гнездования ключевых видов птиц.

Для наших орлов – это незатронутые человеческой деятельностью участки степи, гор, скал, лесостепи в предгорьях. Все эти точки мы выявили заранее и планировали маршрут, учитывая их и те места, где, по литературным сведениям, раньше встречались птицы.

Орлы учат птенцов добывать себе еду и быть осторожными. Если птенец летит в сторону линии электропередачи, родитель с криком догоняет его и пытается схватить лапами и клюнуть в голову, заставляя изменить направление.

Игорь Карякин и Эльвира Николенко осматривают гнездовую скалу. Фото: Олег Полевой

В чём заключаются полевые работы?

Мы едем по разработанному маршруту и из окна машины фиксируем всех встреченных птиц и потенциальные места их обитания. Если видим интересное место, выходим и внимательно осматриваем ландшафт в бинокль.

Как правило, мы хорошо знаем, где могут быть гнёзда, осматриваем места возможного присутствия птиц и фиксируем – есть они там в действительности или нет.

Даже если мы не видим самих птиц, то с помощью бинокля всегда можем определить, появляются они здесь или нет. Они выдают своё место обитания хотя бы помётом. От обеда хищной птицы остаются погадки, поеди, перья, если она съела своего мелкого собрата. Также летом птица линяет – около присад можно найти линные перья. Если мы обнаруживаем признаки присутствия птиц, то увеличиваем время наблюдения, обходим такие места пешком, изучаем следы пребывания.

Есть также определённые методики поиска, с помощью которых выявляем гнёзда. Найти жилые гнёзда – наша основная задача.

Это сложно?

Да, это достаточно сложно. Мы заранее знаем места, в которых птица может построить гнездо, но поехать на территорию и найти его – это серьёзная задача.

Птенцы сокола-балобана в гнезде. Фото: Игорь Карякин

В поисках гнёзд орла вы наверняка тщательно исследовали территорию. Возможно, вам удалось обнаружить гнёзда других птиц?

Да! Мы встретили гнёзда других редких хищников: курганника, соколов, хотя тоже мало. Но мы очень порадовались, что они всё-таки есть, что мы их нашли. Обязательно сделаем в будущем научную статью об этом.

Соколы – балобан и сапсан, которых мы обнаружили, по местам обитания совпадают со степными видами орлов, могильником и степным орлом. Поэтому мы довольны результатами экспедиции, особенно тем, что был зафиксирован сокол балобан.

Молодой балобан. Фото: Игорь Карякин

Мы посчитали его численность. Согласно нашим данным, сейчас в Крыму осталось примерно 70% от того количества, которое фиксировалось в 1970-х годах. Раньше, конечно, птиц было больше, но всё-таки численность их не сократилась так, как в европейской части России, где он полностью исчез. И теперь присоединение Крыма вернуло нам вот таким странным образом европейскую популяцию этих птиц.

Балобан тоже уязвим перед гибелью на ЛЭП, но популяция в Крыму нас порадовала тем, что птицы адаптировались к жизни на сельхозугодьях и уже не присаживаются на ЛЭП средней мощности.

То есть птицы поняли, что это опасно?

Солнечный орёл (орёл-могильник). Фото: Эльвира Николенко

У них выработался другой стереотип гнездования и поведения. Ведут они себя очень скрытно. Мы едва успевали заметили птицу в бинокль, как она улетала – с трёхсот метров от нас!

Орлы-могильники из Волго-Уральских популяций научились добывать себе пропитание с помощью ЛЭП. Могильник ждёт, когда птица присядет на опору линии электропередачи и её ударит током. Орлу остаётся лишь подобрать добычу с земли.

Что вас больше всего поразило в этой экспедиции?

Во-первых, я впервые оказалась в Крыму. Многообразие территорий России меня каждый раз поражает – насколько всё-таки богата наша страна ландшафтами, растительным, животным миром. Порадовало то, что воздух в Крыму просто звенит от певчих птиц.

Малый подорлик. Фото: Игорь Карякин

Во-вторых, я впервые увидела богомола. Мой взгляд упал на траву, и я вдруг поняла, что передо мной вовсе не трава, а богомол. Это удивительное создание!

В-третьих, мы побывали в удивительном степном массиве на полуострове Тарханкут с чрезвычайно богатым биоразнообразием – это территория нацинального парка «Чаривна гавань» («Волшебная гавань»), которому сейчас угрожает ликвидация.

Почему?

Дело в том, что после присоединения Крыма к России статус всех крымских особо охраняемых природных территорий (ООПТ) до сих пор остается неопределённым. Коллектив «Волшебной гавани» уже обращался в органы власти с просьбой о придании ему статуса национального парка федерального значения. Если положительного решения не будет, ООПТ может быть ликвидировано.

На обрывах Тарханкута. Фото: Игорь Карякин

Утратить ООПТ на Тарханкуте было бы большой потерей для природы Крыма и России в целом, в том числе и с точки зрения сохранения редких видов птиц. Когда мы только готовились к экспедиции, то уже по спутниковым снимкам поняли, что почти всю территорию крымской степи занимают поля, сохранилось всего четыре-пять степных массивов более или менее существенной площади. Птицам требуются неосвоенные человеком участки – пусть небольшие, но без распаханных полей.

Если создать определённые условия, есть шанс, что орлы вернутся?

Да. Орёл-могильник вполне мог бы появиться в лесостепи. Он более адаптивен, и там для него хорошие условия. Над этим можно работать.

Солнечный орёл (орёл-могильник). Фото: Эльвира Николенко

Вообще, то, что участок на полуострове Тарханкут сохранился нетронутым, – удивительно, и его необходимо сберечь. Мы планируем поддержать коллектив нацпарк «Волшебная гавань» и усилия крымских и украинских коллег, давно сформулировавших предложения по расширению и усилению охраняемой территории на Тарханкуте. Результаты нашей экспедиции дают для этого дополнительные аргументы. Это действительно заслуживает внимания – особенно теперь, когда в Крыму начинает развиваться туристическая инфраструктура.

1 410 просмотров


Добавить комментарий

Также Вы можете войти используя: Войти через loginza

You must be logged in to post a comment.

Все новости


Наверх
Пернатые хищники и их охрана
Форум сети
Фотоальбом
Видеотека
  • Login

  • Войти через loginza

    Международная конференция по сохранению птиц в Венгрии

    Международная конференция по охране птиц в Венгрии

    Международная конференция по сохранению птиц, организованная Венгерской национальной сетевой компанией MAVIR , в сотрудничестве с Обществом охраны птиц Венгрии (MME/Birdlife) и Институтом Германа Отто, прошла в Венгрии 7-8 ноября 2016.

    Прослеживание балобанов, помеченных передатчиками, подтверждает, что браконьерство наносит основной урон популяциям соколов

    Балобан с передатчиком. Фото И. Карякина

    Из 10 балобанов (6 самок и 4 самцов), помеченных передатчиками в Алтае-Саянском регионе в 2016 г. после сезона браконьерского лова соколов продолжило миграцию лишь 4 сокола (3 самца и 1 самка).

    Все новости

    Flora Hoser on the conference. Photo by Márton Horváth

    Презентации докладов Международной конференции по сохранению птиц в Венгрии

    Презентации докладов Международной конференции по сохранению птиц в Венгрии, проходившей 7-8 ноября 2016 г.

    Эльвира Николенко на конференции «Сохранение биоразнообразия в Южной Сибири»

    Презентации докладов конференции «Сохранение биоразнообразия в Южной Сибири»

    Презентации докладов конференции «Сохранение биоразнообразия в Южной Сибири», проходившей в г. Новосибирск (Россия) 4–6 ноября 2016 г.

    Все публикации